— Может выпьем кофе?
— Конечно. Где?

Этой шуткой заканчивается лучший из телесериалов, что видело человечество. Непосвященным она покажется совсем не смешной, но те, кто в курсе, засмеются.

Сериал «Друзья» блестяще продемонстрировал правило «третьего места», которое сегодня применительно практически для каждого жителя мегаполиса. Это правило было сформулировано и — главное — доказано американским бизнесменом, основателем компании «Иль Джиорнале», позднее переименованной во всемирноизвестный бренд «Старбакс», Говардом Шульцем. Оно гласит, что жизнь обыкновенного человека в основном сосредоточена вокруг трех мест: дом, работа и место отдыха. Местом отдыха в большинстве мегаполисов являются именно кофейни. Даже в Великобритании сегодня больше кофеен, чем пабов, хотя последние по престижности и уважению в мире дадут значительную фору первым.

Одним из первых преимущества приготовления кофе в эспрессо-машинах и перспективность этого бизнеса увидел именно Говард Шульц, и из компании по продаже зернового кофе за десять с небольшим лет сделал крупнейшую сеть кофеен в мире.

А вот, к примеру, сетевой «Кофе хауз» (крупнейшая сеть кофеен в России) создан подобно «Макдоналдсу» — этому и многим другим секретам Влада Дудакова, президента «Кофе Хауз» обучили в чикагском Институте гамбургерологии. Но в отличие от Говарда Шульца, взявшего из итальянских эсрессо-баров лучшее и подогнав культуру эспрессо под американский (а как выяснилось позже — и под мировой) менталитет, Влад Дудаков, прекрасно знакомый с итальянской кофейной культурой, пошло зарабатывает деньги, пользуясь серостью народа.

Считается, что первая кофейня появилась в 1554 году в Стамбуле. В 1651 кофейня появилась и в итальянском городке Ливорно. Кофе распространялся по Европе. Доподлинно известно, что Северную Америку и Германию с кофе познакомили голландцы, чьи первые кофейни отличались особой изысканностью, располагались исключительно в богатых районах и были местом встреч аристократии. Изначально первые кофейни были не для бедных. Совершенно закономерно, что из мест, где можно просто попить кофе, они превращались в клубы. Западные люди вообще любят клубы. Но, кстати, иногда из них получается что-то путное: например, Королевское научное общество образовалось как раз из Оксфордского кофейного клуба, из кафе Джона в Лондоне образовалась биржа ценных бумаг, идея создания ллойдской морской страховой компании родилась в кафе Эдварда Ллойда.

Большинство сегодняшних кофеен совсем не такие, как были раньше. Кроме эспрессо-машин, которые в нынешнем виде появились примерно в середине 20-го века, и беспроводных сетей Wi-Fi, кофейни приобрели главную, на мой взгляд, черту — светлое помещение. Окна и двери кофеен западного образца, как правило, выходят на юг или на восток, тогда как кофейни по турецко-арабскому образцу окон могут не иметь вовсе. Восточноевропейские кофейни темные: в них можно спокойно курить гашиш, не заметны крысы и тараканы, в них не видно женских волосатых ног.

На мой взгляд, одна из величайших безвкусиц — запихнуть место, где пьют или едят, в подвал. Не надо только говорить об уюте! Долго смотря на солнце, можно на всю жизнь создать себе такой уют.

Конечно, о вкусах не спорят. Но я спорю, и не понимаю, почему этого делать нельзя. Замечу, что каждый из нас любит, а иногда просто обожает, высказывать свое мнение по какому-либо вопросу. Порой, смотришь на людей и думаешь: дай им волю, они бы всю жизнь провели, только рассказывая другим, что они думают по тому или иному поводу. Выражение своего собственного мнения ни к чему не обязывает, но и не раскрывает никакой информации. Многие думают, что стоит прибавить к глупой фразе приставку «я так думаю», как в глазах окружающих человек должен быть оправдан — «этого его мнение» или «о вкусах не спорят». Прикрытое подобной болтовней откровенное вранье рано или поздно может сойти за правду. Канадцы уверяют, что именно они изобрели хоккей, гоняя по своим замерзшим озерам кривыми палками дохлых крыс. Японцы блюдо, главным элементом которого является «созерцание» того, как живое существо мучается на раскаленной сковороде, называют духовной традицией. Американцы вообще на Луну летали! И это «их мнение».

Мое же мнение таково: кофейня должна быть светлой, и в ней должно пахнуть кофе. Большие окна с видом на оживленную улицу или парк. Кроме мягких небольших кресел у аккуратных столиков, обязательно нужны высокие стулья у длинных столешниц (как в классическом баре). Спокойный, не броский дизайн. Тихий блюз, джаз. Теплый фанк. В этом деле мелочей не бывает! Качественные салфетки, хороший лед и сахарные пакетики с названием заведения — уже маленький плюс. Но чего-то главного в целом, как мне кажется, нет. В кофейне главное — качественный кофе; казалось бы — аксиома. Но даже это не гарантирует хорошую проходимость.

Кофейня рядом с домом, на мой взгляд, вариант не очень хороший. Идеально — пересечение всех путей жизнедеятельности человека (дом, работа, учеба, магазины, друзья, родственники, спортзал и т.д.). «Третье место» должно стать местом отдыха, и не важно зайдет человек попить кофе на час или 10 минут. Кофейня должна стать местом, где мысли встают на свои места, где друг другу улыбаются условно знакомые лица, где после чашки кофе жизнь становится лучше.

Цена решает далеко не все. Она вообще на самом деле не так важна, как может показаться на первый взгляд. Обслуживание и отношение в целом гораздо существенней. Если вы выбрали не маккофе, не бодягу из шавермы с «самым лутшим экспрессо в гораде», а приличное место, то не так важно: отдадите вы 60 рублей за чашку или 100.

Цены у нас высокие — надо смириться. В Италии за уно эспрессо возьмут один евро или чуть больше, в России же, во-первых, не поймут, что значит «уно», во-вторых, цена будет не меньше двух евро. При том, что себестоимость порции эспрессо около 5 рублей. Такая высокая цена формируется из-за очень высокой арендной платы (в центрах Петербурга и Москвы эта цифра может достигать 50% стоимости) и алчности хозяев (рентабельность европейских заведений — около 8%, рентабельность же наших кофеен — не менее 15%). И дешевле не будет. Хотя, этот рынок очень чутко реагирует на социальные изменения, легкое сумасшествие, к которому уже привык наш народ, никуда не денется. Гиперинфляции начала 90-ых и 98-го года не будет, поэтому люди просто будут тратить скромнее. По себе знаю: деньги на кофе, так же, как на интернет или презервативы, найдутся всегда.

(C) Nabokovblog.Ru

Теги: ,

Дата публикации: Вторник, 19 мая, 2009 в 12:58 . Категории:: Дайджест, Из первых рук, История кофе, Кофейни. Вы можете читать эту запись через RSS 2.0 поток. Вы можете оставить комментарий, или поставить trackback на своем сайте.

Рекомендуем другие посты на подобную тему: